К 75 – летию Великой Победы Наши земляки – летчики Герои Советского Союза

Пло́тников Па́вел Арте́мьевич 

Советский военный лётчик, дважды Герой Советского Союза, генерал-майор авиации.

Родился 4 Марта 1920 года в селе Гоньба, ныне в черте города Барнаула, в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. Работал слесарем. С 1938 года в Красной Армии. В 1940 году окончил Новосибирскую военную авиационную школу пилотов.

На фронтах Великой Отечественной войны с первого дня.

К Маю 1944 года заместитель командира эскадрильи 82-го Гвардейского бомбардировочного авиационного полка  ( 1-я Гвардейская бомбардировочная авиационная дивизия, 2-й Гвардейский бомбардировочный авиационный корпус, 5-я Воздушная армия, 2-й Украинский фронт )  Гвардии старший лейтенант П. А. Плотников совершил 225 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 3 самолёта противника. 19 Августа 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

К Марту 1945 года командир эскадрильи 81-го Гвардейского бомбардировочного авиационного полка  ( 1-я Гвардейская бомбардировочная авиационная дивизия, 6-й Гвардейский бомбардировочный авиационный корпус, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт )  Гвардии капитан П. А. Плотников совершил ещё 80 боевых вылетов.

Всего выполнил 344 успешных боевых вылета. Потопил 6 транспортов, сбил 5 самолётов, нанёс огромный урон противнику в живой силе и технике. 27 Июня 1945 года награждён второй медалью “Золотая Звезда”.

В 1945 году окончил Высшую офицерскую лётно – тактическую школу, в 1951 году и Военно – Воздушную академию, в 1960 году – Военную академию Генерального штаба. Служил на командных должностях в ВВС и центральном аппарате Министерства обороны СССР. С 1975 года Генерал – майор авиации П. А. Плотников – в запасе. Жил в Москве, работал в НИИ автомобильного транспорта. Умер в 1999 году.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( трижды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени  ( дважды ), Красной Звезды, медалями. Заслуженный военный лётчик СССР. Бронзовый бюст установлен в Барнауле на площади Свободы.

*     *     *

В памятный год великой победы над фашизмом журналисту Марку Юдалевичу довелось беседовать со знаменитым советским асом. Тогда он подробно записал рассказ Павла Артемьевича о его детстве, учёбе, славных боевых делах. Вот он, этот рассказ о том, как все начиналось….

“…Босоногие, вихрастые ребятишки бежали по широкой, поросшей травой деревенской улице. “Ероплан, ероплан !” – задирая головы кверху, звонко кричали они. Взрослые высовывались из окон, выходили из домов, чтобы взглянуть на огромную железную птицу.

Лётчик как будто желал удовлетворить любопытство смотревших на него снизу людей – плавно развернулся на небольшой высоте, сделал 2 круга над деревней, а потом, едва не касаясь деревьев, скрылся за лесом.

Это происходило много лет назад в деревне Гоньба бывшего Барнаульского района. Самолёт тогда был ещё редкостью, и многие видели его в первый раз. В толпе ребятишек был и я, в то время 6-летний парнишка. Навсегда запомнилась мне эта картина. Она оказалась из тех многих неизгладимых впечатлений детства, которые человек сохраняет на всю жизнь. Тут же я побежал к отцу и начал расспрашивать его о том, что за штука самолёт, где его делают, как он летает ?

Отец мой – плотник. Кстати сказать, в роду у нас было немало плотников. Отсюда, наверное, и фамилия наша пошла – Плотниковы. Отец стоял среди груды вьющихся, пахучих стружек – он что – то строгал. На мои многочисленные вопросы отвечал коротко, односложно. Что он мог сказать о самолёте ?   Разве то, что сидит в нём лётчик и управляет им так же, как умелый ездок лошадью. “Есть же люди, – думал я, – которые летают !”

Рос я весёлым мальчишкой, непоседой. Целые дни мы с товарищами проводили в лесу или на реке, а зимой – на лыжах и на коньках. Особенно любил лыжи. Не было в окрестностях такой горы, такого трамплина, или, как мы называли “нырка”, где бы не катался. При всём этом мне очень хотелось быстрее пойти в школу. Мечтал научиться читать: уж очень не терпелось разыскать книги про самолёты.

Вскоре наша семья, состоящая из 6 человек – отца, матери, 3 братьев и сестры, – переехала в Барнаул. Здесь я учился в 4-й, 27-й, а потом в 25-й школах. Особенно любил математику, физику, уроки по труду – слесарному и столярному делу. Очень интересовался техникой. Страстно любил и до сих пор люблю читать художественную литературу.

В 4-м классе достал наконец первую книгу об авиации. Называлась она “Как сделать летающую модель самолёта”. Прочитал и в тот же день взялся за постройку модели. Строгал рейки и планки, делал пропеллер, обтягивал бумагой. Но первая модель, к великому моему огорчению, только чуть дёрнулась вперёд, потом накренилась на крыло и ткнулась носом в землю.

Назавтра я уже мастерил новую модель. И когда эта не полетела, взялся за третью, потом за четвёртую, пятую… Полетела только шестая или седьмая модель. Она плавно, как настоящий самолёт, поднялась над землёй и, не теряя высоты, пролетела целых 60 метров.

Авиамодельный спорт отнимал много времени. Но зато он многому научил меня. Здесь я почувствовал кое – что из того, что ощутил и понял значительно позже: авиация – дело очень серьёзное, требующее много знаний, настойчивости, силы воли.

Из 8-го класса ушёл в железнодорожное училище и, окончив его, стал работать электрослесарем на вагоноремонтном заводе. В это время сдружился с Колей Зотовым, Васей Паньковым и Колей Черновым. Ребята эти, так же как и я, интересовались авиацией и мечтали посвятить ей всю жизнь. Общая мечта и сблизила нас. Однажды мы узнали, что на льду Оби кто – то учится летать.

На следующий день мы уже были там. Планерному спорту обучал инструктор аэроклуба ОСОАВИАХИМа, впоследствии военный лётчик Борис Маслов. Приветливый, влюблённый в планерное и лётное дело, он предложил нам вступить в кружок молодых планеристов. Мы с радостью согласились и отдавали кружку всё своё свободное время. Вскоре меня, как лучшего планериста, зачислили в лётную школу при аэроклубе. Итак, я был на пути к тому, чтобы стать лётчиком.

Трудно описать всё то, что пережил при первом полёте. Я говорю о полёте ещё не в качестве лётчика, а в качестве пассажира. Мне казалось, что это не самолёт летит, а у меня самого выросли крылья, что раздалась необъятная синь неба, что весь мир стал больше, многоцветней. После этого со всем рвением взялся я за учёбу. Казалось, что если меня разбудят ночью, отвечу на любой вопрос без запинки.

Пришло наконец время и первого самостоятельного полёта. Кто из лётчиков не помнит такой волнующий момент !   Летал я на У-2, на учебном самолёте. Оторвался от земли плавно. Хорошо помнил все наставления инструктора, знал, что не нужно делать. Однако всё – таки невольно, с затаённой надеждой, взглянул на переднее сиденье самолёта: нет ли там лётчика, который в случае необходимости и поможет, и поправит. Но там лежал только мешок с песком.

Благополучно совершив круг над аэродромом, я пошёл на посадку. Однако не дотянул до “Т” и сел, как говорится, с “козлом”, то есть с креном вперёд. Это происходит тогда, когда неопытный лётчик недобирает ручку. Однако я не растерялся, и когда самолёт подпрыгнул, сумел выправить положение.

Инструктор указал мне на ошибки, но в заключение сказал: “Ничего, Плотников, скоро летать будешь по – настоящему”.

Действительно, скоро я стал летать “по – настоящему” и окончил школу при Барнаульском аэроклубе ОСОАВИАХИМа. В 1937 году поступил в военно – авиационную школу. Летал на У-2, Р-5, затем на СБ.

По окончании школы в 1939 году получил звание Младшего лейтенанта и был направлен в авиационную часть. Много тренировался, изучал различные типы самолётов, много читал.

Великая Отечественная война застала меня в боевом авиационном полку. Я был командиром звена. Воевать начал не с первых дней, а буквально с первых часов. На фронте я пробыл всю войну. Сделал 344 боевых вылета. Потопил в Чёрном море 6 немецких транспортов, сбил 5 самолётов, уничтожил 3 железнодорожных моста, 7 эшелонов с боевой техникой и войсками противника, 13 паровозов, больше 200 вагонов, свыше 250 автомашин, бесчисленное количество повозок, немало дзотов, дотов, зданий противника, много живой силы. Во много раз больший ущерб нанесли врагу подразделения, которыми я командовал….» 

Гулькин Иван Тихоновоч

Иван Гулькин сражался на Волковском, Воронежском, Калининском, Степном, 1 и 2-м Украинских фронтах.
До войны в жизни Ивана Гулькина не было ничего особенного – все как у всех. Родился в 1923 году в семье простых крестьян неподалеку от Семипалатинска. На Алтай они переехали, когда парню не было и десяти. Первое время жили в Лебяжьем, а перебрались в Барнаул. Как положено, окончил школу и выбрал судьбу летчика: сначала была Молотовская летная школа, после – Майкопское военное авиационное училище, а в 1942 году – фронтовое небо. Тогда Иван был самым молодым летчиком в полку.

Ему определенно везло. Только за первые 16 месяцев службы он сделал, по разным данным, от полусотни до ста вылетов. Всего им уничтожено до 500 вражеских солдат и офицеров, несколько десятков танков, свыше десяти железнодорожных составов, сотни автомашин с военными грузами и огневых тактических подразделений разных видов. Крылья его штурмовика резали воздух над Ленинградом, Старой Руссой, Курском, Молдавией и Румынией. Сколько бил врага, сколько попадал в затруднительное положение, сколько раз возвращался на землю на еле дышащем Ил-2 – сам не получил не то что серьезного ранения, ни царапинки. Притом какая-то невидимая рука беду отводила только от него, но не от всего экипажа – его стрелков и ранило, и убивало.

За два месяца до Победы незримый талисман изменил молодому летчику – штурмовик Гулькина сбили над городом, который ныне называется Любанью и располагается на территории Польши. Что-то не так пошло и с всегда собранным, уверенным, храбрым летчиком – он не успел ни выйти на связь, ни покинуть падающий штурмовик. Теперь уже и не узнаешь, что с ним стало: то ли мгновенная смерть, то ли потеря сознания, то ли ранение, не давшее сделать ни шага навстречу спасению. Его самолет, взявший курс строго перпендикулярный земле, – последнее, что видели однополчане. Погибшим Ванюшу, как его тогда называли, никто не видел. Где именно самолет потерпел крушение и был ли предан земле летчик, тоже неизвестно. Иван Гулькин по-прежнему считается пропавшим без вести.

Может быть, это и хорошо, что бойцы не видели его после непоправимого. Ничего не смазало воспоминаний о нем, совсем еще юном, но при этом смелом и толковом летчике, открытом, слегка застенчивом и очень общительном товарище.

Иван был не единственным ребенком в семье – кроме него, родители воспитывали еще троих мальчишек и трех девочек. Их мама не дожила ни до призыва сына на фронт, ни до страшной вести. Ее не стало в 1933 году. Как и все дети, Иван тосковал по ней. Он часто вспоминал ее на фронте, а в день ее смерти, 18 декабря, старался сделать невозможное и уничтожить еще больше врагов, хотя и так каждый вылет отрабатывал на пределе. Это не выдумка и не красивая легенда. Об этом свидетельствуют его дневники, которые он начал вести еще до начала войны.

75 лет назад – 4 марта 1945 года – командир эскадрильи гвардии капитан Гулькин отправился на очередное боевое задание, с которого не вернулся. А за месяц до этого ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В Барнауле хранят память об отважном летчике и его подвиге: в 1960 году именем Героя Советского Союза Ивана Гулькина назвали улицу Гражданскую, что на Жилплощадке.

Малахов Николай Михайлович

Летчик, Герой Советского Союза.

Место рождения – 14 ноября 1921 г., село Шелаболиха, Обская волость,Барнаульский уездАлтайская губернияРСФСР (ныне — Шелаболихинский районАлтайский край). Летчик

В ноябре 1940 года был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию и направлен в Омскую военную авиационную школу, которую окончил в 1942 году. Направлен в действующую армию. В боях на фронтах Великой Отечественной войны участвовал с июня 1943 года в составе 76-го гвардейского штурмового авиационного полка 1-й гвардейской авиационной дивизии.

Принимал участие в освобождении от врага Крыма, а затем воевал в составе 3-го Белорусского фронта. За время Отечественной войны на Южном, 4-м Украинском и 3-м Белорусском фронтах на самолете Ил-2 произвел 122 успешных боевых вылета по уничтожению техники и живой силы противника. Участвовал в уничтожении немецких захватчиков на Никопольском плацдарме, по прорыву обороны немцев на Сиваше, освобождал Крым и Севастополь.

Участвовал в уничтожении немецких захватчиков на 3-м Белорусском фронте. Пройдя боевой путь от Орши через Белоруссию и Литву, и при уничтожении гитлеровских захватчиков в Восточной Пруссии показал себя бесстрашным летчиком-штурмовиком.

 19 июля 1943 года был сбит и попал в плен, однако в августе бежал и присоединился к партизанскому отряду, 10 декабря того же года соединившемуся с советскими частями.

К апрелю 1945 года гвардии капитан Николай Малахов был заместителем командира эскадрильи 76-го гвардейского штурмового авиаполка 1-й гвардейской штурмовой авиадивизии 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта. К 16 апреля 1945 года он совершил 122 боевых вылета на штурмовку скоплений боевой техники и живой силы противника, его важных объектов, нанеся ему большие потери.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года за «отвагу и героизм, проявленные при нанесении штурмовых ударов по врагу» гвардии капитан Николай Малахов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»

Боевые заслуги его отмечены орденами Ленина, тремя – Красного Знамени, Александра Невского, двумя – Отечественной войны I степени, Красной Звезды.

После окончания войны Малахов продолжил службу в Советской Армии. В1956 г. он окончил лётно-тактические курсы. Три года спустя  Малахов был уволен в запас. Проживал в Северной Осетии, затем в белорусском городе Лида. Скончался 21 сентября 1993 г, похоронен в Лиде.

Почётный гражданин Лиды.